Тотальный диктант Марии Ровинской

Business FM выслушала мнения обеих сторон: координатора Марии Ровинской, которая покинула пост, а также директора проекта Ольги Ребковец

— На мои вопросы ни руководитель фонда, ни штаб проекта не отвечают. Общие формулировки: что-то не так, не те отношения, разные векторы развития. Но я не знаю, что это значит, потому что претензий никаких и никогда к проведению проекта в Москве не было. Еще осенью штаб нам подтвердил, что соглашение будет продолжено.

— Вы видите перспективы, можно как-то вернуться туда?

— Проект, поскольку он волонтерский, строится в основном на человеческих отношениях, и в этой точке, к которой мы пришли, вряд ли что-то можно уже повернуть. Даже если руководители проекта видели какие-то проблемы, они не попытались их решить, заранее не пытались ни с кем говорить, и отстранили же не только меня, но и всю команду московскую, это люди, которые отдавали себя, чтобы сделать праздник русского языка.

— На вашей команде были завязаны и все договоренности, какие-то площадки?

— Естественно, мы начали работать, только закончив в апреле предыдущий диктант. Конечно, у нас есть к этому моменту и договоренности, и обязательства. Увы, мы эти договоренности выполнить не можем, но это не от нас зависит. Поскольку все чувствуют ответственность за дело и за наших участников, которых в Москве 20 тысяч человек, то команда посовещалась и предложила руководителю другого организатора в Москве, Наташу Дорунову, которая делала раньше диктант в Магадане, чтобы не подвести людей, с которыми мы уже договорились о работе. Но штаб отказал без объяснения причин.

— За то количество времени, которое осталось, возможно ли этот проект воскресить?

— У нас многие площадки работали из года в год, они знают, как делается проект, но я думаю, что новым организаторам будет сложно.

Есть и другая позиция, согласно которой недовольство организацией тотального диктанта в Москве возникло довольно давно и претензии к столичной команде высказывались неоднократно. Увольнение — это уже вынужденная, крайняя мера, утверждает руководитель проекта, главный штаб которого находится в Новосибирске, Ольга Ребковец.

Ребковец заявила, что на проведение тотального диктанта в столице этот конфликт никак не повлияет. Уже собирают новую команду организаторов, и в конце февраля на сайте проекта появятся адреса площадок проведения акции. Тотальный диктант пройдет по всей России 13 апреля.

заместитель руководителя школы филологии Высшей школы экономики, организатор проекта «Тотальный диктант» в Москве

Можно ли остановить этот процесс если не на уровне школы, то хотя бы через общественные инициативы? Этот вопрос переадресую заместителю руководителя школы филологии Высшей школы экономики, организатору проекта “Тотальный диктант” в Москве Марии Ровинской. Мария, здравствуйте.

Так что же сегодня происходит с великим и могучим? Мы действительно теряем русский язык?

Не разделяю вашего пессимизма.

Это замечательно. Уже хорошо.

Если сравнивать нынешний современный русский язык с языком Владимира Ивановича Даля, на словарь которого мы так привыкли ссылаться и про который в первую очередь вспоминаем, то надо помнить, что этому словарю уже не одна сотня лет. Язык меняется. Какие-то слова мы утрачиваем, какие-то появляются новые, которые отражают современные реалии. И эта языковая система, такая саморегулирующаяся, остается вполне гармоничной.

Одна из самых ярких общественных инициатив последнего времени, проект “Тотальный диктант”, который действительно способствует и защите языка, и его распространению, и самое главное – его развитию. Но, пожалуй, это, наверное, единственный своего рода общественный проект. Или я ошибаюсь? Что-то подобное есть?

Скорее всего, он не единственный. Я думаю, что он самый тотальный из существующих общественных проектов. У нас такая работа (учителей русского языка, преподавателей, филологов), работа, которую мы очень любим – просветительская. Мы хотим привить всем вокруг любовь к русскому языку, интерес к нему, и стараемся это делать всеми доступными нам средствами. Вот этот проект отчасти, я надеюсь, в большой степени эту задачу выполняет.

А вот интересно. Эта задача возложена в первую очередь на школу, на семью, на государство – на кого?

С государством сложнее. Вряд ли это его задача – прививать такого рода любовь. Семья и школа, конечно, должны эту функцию выполнять. Школа – в своей области, семья – в своей области. Но важно, чтобы люди понимали, что язык – это их главная визитная карточка и тот инструмент, который позволяет им полноценно жить, как только дети в школе это понимают, или взрослые это осознают, уже закончив школу. Интерес к русскому языку возвращается очень быстро. И хочется совершенствоваться во владении этим инструментом. Мы же с помощью языка можем достичь любых целей.

Мария, а за годы проведения “Тотального диктанта” к каким выводам вы пришли? Число безграмотных людей в стране уменьшается или увеличивается?

Смотря кого называть безграмотными. Если строго говорить, то у нас безграмотных людей нынче нет. Потому что все могут и читать, и писать, и довольно свободно выражать свои мысли на родном языке.

А как же быть с таким количеством “двоек” по “Тотальному диктанту”?

 “Двойка” на “Тотальном диктанте”, как мы говорим всем участникам, свидетельствует только о том, как они написали этот конкретный текст. Результаты “Тотального диктанта”, к счастью для нас, показывают, что, например, то, что выучено в школе, выучено очень хорошо. А если в тексте “Тотального диктанта” встречается слово “экзистенциальный”, то не все его пишут правильно. Но это нормально. Ни один человек, я думаю, не напишет все слова русского языка идеальным образом. Поэтому мы говорим, что даже “тройка” на “Тотальном диктанте” – это победа, и даже “двойка” в некотором смысле победа, потому что человек потратил субботний день на то, чтобы прийти и проверить свои знания в орфографии и пунктуации. Это не весь язык. Это только некоторая его часть, важная, конечно, но все-таки не полностью.

Разные учителя реагируют на это по-разному. Я позволю себе и как учитель в том числе вам сейчас в эфире сказать: “Это норм”.

“Ок”, – отвечу я вам.

Потому что у нас появилась новая сфера функционирования языка, новые жанры, если хотите. Со своими законами. Эти законы вызваны естественными причинами. И там появляется свой язык, его новый формат существования. Люди, которые в соцсетях пишут одним образом, в других ситуациях будут писать другим образом. И нет проблемы переключения кодов, как говорят лингвисты. Человек понимает коммуникативную ситуацию, когда и что надо писать. ” Тотальный диктант”, кстати, нам показал очень интересный результат. У нас в прошлом году в диктанте было слово “жжет”. И мы, конечно же, ожидали по следам всех этих языковых интернет-игр, что наши участники напишут его через “о”. Нет, таких результатов нет. То есть люди понимают, когда и что надо писать.

А, потом, сам факт языковой игры, лавировать, применять, ошибаться там, где можно ошибиться, то есть понимать, где слабая позиция в русской орфографии или еще что-то – это свидетельствует о высокой степени как раз владения языком. То есть то, что люди этим умеют всячески, как Лего, это переставлять – это хорошо.

Я себя очень часто ругаю, когда пишу “ща скоро куда-то доеду”, абсолютно неимоверные сокращения, думаю: “Паша, остановись. Что же ты делаешь? А как же культура обращения с языком?”. А вы меня сейчас успокоили. Я думаю, и всех наших телезрителей тоже.

Вы же помните, как пишется слово “сейчас”.

С другой стороны, одна из основных проблем русского языка – это небрежное отношение к нему. Еще Лев Николаевич Толстой писал, что нравственность человека определяется его отношением к слову. И, наверное, то, какой пример мы показываем школьникам, детям, во многом способствует тому, как будет развиваться язык.

С вашей точки зрения, как привить сегодняшним школьникам любовь к родному языку?

Им должно быть интересно. Это большая проблема в сегодняшнем мире – заинтересовать окруженного разнообразнейшими событиями, гаджетами и прочим ребенка. Но язык это может. К сожалению, русский язык – это один из самых нелюбимых предметов в школе, притом, что учителя русского языка – это одни из самых любимых учителей в школе, потому что они разговаривают с детьми.

И как они это делают! Красиво.

И красиво разговаривают с детьми. Об интересном. Но наша задача, преподавателей, учителей, вообще людей, которые работают с языком, вот в этом что-то поменять. Язык интересен.

Но, с другой стороны, вы знаете, сегодня очень часто можно услышать, как ругают школьную систему образования, в том числе и языку. И якобы нет тех стандартов, которые существовали в советские годы. Вы как преподаватель эту точку зрения разделяете?

Я бы не сравнивала нынешнюю школу с советской школой. Я бы от сравнений ушла бы просто к задачам современности. Дети готовы говорить, писать, обсуждать что-то, что их интересует сейчас. А русский язык – это про жизнь. Надо с ними говорить про их детскую жизнь, про их детские проблемы, про их детские мечты, про разное. Есть некоторый все-таки такой перекос в школе в сторону классических текстов, которые нужны как образцы. Но они не должны занимать 100% материала, с которым школьник работает. Правда? Потому что он тогда воспринимает эти уроки как музейную экскурсию. Это язык Лермонтова, это язык Чехова. На это есть литература, где они тоже это читают.

А современный русский язык, тоже интересный, тоже разнообразный и не менее богатый, тоже должен как-то входить в их жизнь и в школе тоже.

Дети сегодня включены в информационный мир. Все видят, какое отношение к русским и к русскому языку в мире. Грузия, страны Прибалтики, Украина. В целом, к сожалению, политика складывается сегодня в мире фактически против русского языка, против русскоязычных граждан. Какую вы оценку в этой связи можете дать?

Не скажу, что есть проблемы у русского языка в мире. Я знаю много разных случаев, примеров, когда развиваются русские центры за рубежом, происходят какие-то обмены, ездят филологи, общаются на конференциях и прочее. Просто надо больше про это думать и искать хорошее.

Замечательно. Я думаю, что с вашей помощью сегодня нам это удалось. Обратите внимание, я начал с негативного подтекста – “мы русский язык теряем”. Вы меня успокоили. Наших зрителей тоже.

И самое главное – я понял из сегодняшней беседы: мы не то что не теряем язык, а он развивается так же, как и мы. Поэтому мы должны ему всячески помогать. А всем нам стараться говорить на хорошем русском языке. Спасибо вам большое.

“Великий, могучий русский язык” – эта фраза вошла в обиход в 1882 году. Ее автор – Иван Сергеевич Тургенев. ” С русским языком можно творить чудеса”, – писал еще один гений слова Константин Паустовский. Он был убежден, что нет ничего такого в жизни, в нашем сознании, чего нельзя было бы передать русским словом. Понятно, что язык живет и развивается. И русский язык времен Пушкина сильно отличается от современного. Но объяснять безграмотность веяниями времени – это, скорее, просто отговорка. Согласитесь, если мы будем стараться говорить красиво и грамотно, мы не только сохраним свою историю и культуру – мы сохраним себя. У нас в гостях была заместитель руководителя школы филологии Высшей школы экономики, организатор проекта “Тотальный диктант” в Москве Мария Ровинская. А наш выпуск продолжит моя коллега Ангелина Грохольская. Она подготовила к эфиру рубрику “Цифровой формат”. Сегодня речь пойдет о рейтинге регионов с самой чистой питьевой водой.

Оцените статью
Экодиктант - Помощь